Мелкотоварные промыслы и промышленное производство

В губернии продолжала развиваться мелкая кустарная промышленность, в которой были заняты тысячи крестьян и горожан. В ряде уездов крестьяне традиционно занимались выделкой кож, изготовлением сбруй, ремней, рукавиц и прочих необходимых в хозяйстве кожаных изделий, валяли из шерсти валенки. В Кузнецком уезде издавна существовало производство колес, телег, деталей крестьянских ткацких станов, других предметов из дерева. В Хвалынском и Вольском уездах жители некоторых селений поставляли на рынок рогожные кули. Но особое развитие промыслы получили в немецких селениях Камышинского уезда. К 90-м годам XIX века за камышинскими немцами утвердилась репутация производителей таких видов сельскохозяйственной техники, как веялки и плуги. Веялка была позаимствована у меннонитов Новоузенского уезда в 1872 г., но именно в промысловых волостях Камышинского уезда ее производство приобретает товарный характер. Во второй половине 70-х годов здесь действовало 19 мастерских по их производству, спустя двадцать лет — 278, а в 1902 г. их было уже 310 и они выпустили 15 634 веялки. Машины сбывались в Поволжье, в области Войска Донского, на Кавказ и в Сибирь.

Производство веялок дало толчок кузнечному и чугунолитейному производствам. В начале XX века металлические части для веялок поставляли 41 кузница, 2 слесарные мастерские и 2 механических завода (в Голом и Лесном Карамышах). Изготовление усовершенствованных плугов было сосредоточено в селениях Норкинской волости, в селе Каменка и в меньших масштабах существовало во всех селениях Илавлинской волости. В 1895 г. 53 поселянина изготовили их на сумму 14 тыс. рублей. Далеко за пределами немецких сел пользовались спросом курительные трубки, молотильные камни, корзины из хвороста, плетеные соломенные шляпы. Но всероссийскую известность Камышинскому уезду принесло производство сарпинки. Этот промысел успешно выдержал проверку временем. Сарпинка продолжала пользоваться спросом и в начале XX века, конкурируя с более дешевым, но менее качественным фабричным ситцем. Выделкой этой ткани в уезде занимались свыше 12 тысяч человек.

Способствовала, по-видимому, сохранению сарпинкового промысла и форма производства — рассеянная мануфактура, которая была очень выгодна предпринимателю: не надо было иметь основной капитал (здания, машины), можно было удерживать очень низкий уровень зарплаты (2—4 коп. за аршин, а за день ткач выделывал 10—15 аршин) с неограниченной продолжительностью рабочего дня и бесконтрольной эксплуатацией детского и женского труда. Все это давало возможность предпринимателю быстро возвращать издержки производства и получать немалую прибыль, без особого риска пострадать от кризисов и крахов, которым мог быть подвержен фабрикант. Этими обстоятельствами, а также большой емкостью рынка России в значительной степени можно объяснить параллельное существование рассеянных сарпинковых мануфактур и крупной фабричной текстильной индустрии. Борьба за рынки сбыта постоянно заставляла беспокоиться и об улучшении качества ткани, и о снижении себестоимости. Поэтому большая часть пряжи красилась в Голом Карамыше (ныне — г. Краеноармейск), при этом краска высокого качества закупалась в Москве. Но на рубеже двух столетий для обслуживания местной ткацкой промышленности в селе Шахматовка в 30 верстах южнее Саратова (ныне — пос. Красный Текстильщик) акционерным обществом Саратовской мануфактуры была основана бумагопрядильная фабрика. Одним из ее директоров стал Э. Э. Борель, представитель известного клана сарпинковых и мукомольных «королей». Позднее одним из держателей акций стал другой «сарпинковый король» — А. И. Бендер. Но в первые годы своего существования эта фабрика лишь в небольшом объеме обслуживала местный рынок — из-за низкого качества пряжи. Поэтому ее товар поступал на весьма отдаленные рынки Лодзи, Варшавы и Средний Азии. Лишь позднее, в 1914 г., 35 тыс. пудов из 75 тыс. пудов пряжи, выработанной фабрикой, поступили на местные сарпинковые предприятия. В 90-х годах XIX века в условиях экономического подъема в России постепенно растет промышленное производство в Сара-товском Поволжье. В 1891 г. на всех крупных и мелких пред-приятиях губернии было выработано продукции на общую сумму 22 млн руб., а в 1899 г. — почти на 34 млн рублей. По-прежнему промышленность края была сориентирована на переработку сельскохозяйственного сырья. На долю перерабатывающей промышленности приходилось 85% общей суммы производства, в ней было занято свыше 77% рабочих. Но к концу XIX в. изменилось соотношение различных отраслей внутри этой промышленности.

В 1880-х —90-х годах в Саратове и некоторых других городах и селениях края было построено большое количество крупных мельниц с паровыми двигателями, которые стали во много раз мощнее и производительнее старых — ветряных и водяных. Новые паровые мельницы имели современное оборудование и постоянно модернизировались. В 1892 г. их насчитывалось 29, а 1899 г. — уже 90. Соответственно" выросла и сумма годового производства. В 1892 г. она составляла приблизительно 6 мл 300 тыс. руб., а в 1899 г. — около 8 млн 720 тыс. руб., значи-тельно опередив по показателям винокурение. Саратов стал крупнейшим центром мукомолья всего Поволжья. Его мельницы выдавали ежесуточно 59 тыс. пудов муки, тогда как мельницы Самары — 45 тыс. пудов, Нижнего Новгорода — 42 тыс. пудов. Наиболее крупной фирмой мукомолья Поволжья был торговый дом «Э. И. Борель». Немногим уступали Борелям такие саратовские мукомольные фирмы, как торговый дом «Кондратий Рейнеке и сыновья», торгово-промышленное товарищество «Братья Шмидт». Главная контора и крупнейшие мельницы последних находились в Саратове. Помимо этого у Шмидтов были три отделения в других городах и свои представители по скупке зерна на самых больших пристанях Волчата. Для транспортировки зерна и муки фирма имела три парохода, два теплохода и 30 барж. В 1892 —1893 гг. мельницы этого товарищества перемололи 2,5 млн пудов зерна, которое поступало главным образом с пристаней Заволжья: -Балаковской, Екатериненштадтской (ныне г. Маркс), Покровской, Николаевской. Крупными были также мельницы саратовских купцов В. В. Богословского, С. И. Степашкина, Н. В. Скворцова. Так, на начавшей действовать в 1900 г мельнице купца первой гильдии В. В. Богословского в 1901 г. было переработано всего лишь 150 тыс. пудов пшеницы и 60 тыс. пудов ржи. Но в 1902 г. мельница была модернизирована и ее производительность выросла почти вдвое. Поэтому в 1910 г. мельница переработала уже 2 млн 102 тыс. пудов пшеницы и свыше 106 тыс. пудов ржи. Закупки зерна производились как у немецких колонистов, так и на волжских Пристанях, для чего Богословский имел свой караван, состоящий из парохода «Коля» и 9 барж.


Читать дальше >>>
1 :: 2 :: 3 :: 4

Яндекс.Метрика